Акция радикальных активистов у центрального отделения Сбербанка в Киеве. Февраль 2017 года

Фото: Zuma / ТАСС

Крупная сделка по продаже украинских структур Сбербанка сорвалась в последний момент, сообщают источники «Коммерсанта». Блокировка продажи произошла «на президентском уровне» из-за цены на включенную в соглашение липецкую кондитерскую фабрику Roshen президента Петра Порошенко, которую сочли завышенной

Сделка по продаже Сбербанком своих украинских активов сорвалась «на президентском уровне» из-за завышенной стоимости липецкой кондитерской фабрики (ЛКФ) Roshen, принадлежащей президенту Украины Петру Порошенко. Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на источники.

Как стало известно изданию, переговоры о продаже начались в мае 2016 года и активизировались в декабре, после того как с украинской стороны к ним присоединились управляющий директор ICU (консультирующая Roshen по покупке и продаже активов компания) Макар Пасенюк и бизнесмен Игорь Воронов. Собеседник издания не уточняет, в чьих интересах изначально велись переговоры, однако отметил, что бенефициаром продажи был президент финансово-промышленной группы DCH (Development Construction Holding) и бывший совладелец Укрсиббанка Александр Ярославский.

В конце января Пасенюк выступил с инициативой сделать частью сделки «понятийное соглашение, которое также включало бы продажу липецкой фабрики Roshen». Однако сделка по продаже украинского Сбербанка, по данным источников издания, была заблокирована на «президентском уровне».

«Исходно было предложено $680 млн, но после озвученной стоимости ЛКФ в $250 млн при реальной не более $120–140 млн переговоры потеряли всякий смысл для российской стороны», — отметил один из собеседников. ​

«Коммерсантъ» обратился за комментарием в Сбербанк, однако банк отказался от разговора с изданием. По словам источников, Ярославский сохраняет интерес к активу и ожидает новых условий от продавца.

Сбербанк распродает свои российские активы, находящиеся на территории Украины, из-за того, что 15 марта Нацбанк республики объявил о введении санкций сроком на один год. По словам первого заместителя главы регулятора Якова Смолия, введение ограничений «будет запрещать любые операции в пользу материнских банков — это предоставление межбанковских кредитов, депозитов, покупка ценных бумаг, запрет выплат дивидендов и другие операции».

Также в числе санкционных мер Смолий называл запрет банкам с российским капиталом выводить средства за пределы страны. По его словам, это необходимо с целью «сохранения финансовой стабильности в стране».

Как уточнил бывший глава Министерства финансов, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, санкции негативно повлияют на финансовую систему республики, поскольку российские банки «играют заметную роль в инвестициях».

Российские банки на Украине

В конце января глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева рассказала в интервью «Новому времени», что доля российских банков на украинском рынке сократилась «за последние несколько лет» с 15 до 8%. По мнению Гонтаревой, проблемы у банков с российским капиталом появились из-за того, что они активно кредитовали Донецкую и Луганскую области.

Сейчас на Украине работают семь банков с российским капиталом: два банка Сбербанка («Сбербанк Украина» и ВиЭс Банк), два — группы ВТБ (VTB Bank и БМ-Банк), Проминвестбанк (контролируется Внешэкономбанком), Альфа-банк (входит в «Альфа-Групп») и банк Forward (акционер — банк «Русский стандарт»).
Из них пять — «Сбербанк Украина», VTB Bank, БМ-банк, Проминвестбанк и Альфа-банк — за год сократили свои активы, свидетельствует отчетность за третий квартал 2016 года по МСФО. В частности, Сбербанк, занимающий в украинской банковской системе четвертое место по размеру активов (по версии сайта Banker.ua), сократил их почти на 9% — с 51,8 млрд до 47,2 млрд гривен. Альфа-банк, занимающий пятое место, — на 2,8% — с 42,4 млрд до 41,2 млрд гривен. БМ-Банк — на 6,3% — с 3,2 млрд до 3 млрд гривен. VTB Bank — на 19,1% — с 25,7 млрд до 20,6 млрд гривен.

Доля средств физлиц в банках с российским капиталом сократилась с 9,3% в начале 2014 года до 5,5% к 2016-му, доля юридических лиц — с 8,3 до 3,3%, отмечал ранее регулятор.

​ 

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: