В Москве похоронили первого главу ЛНР

Сегодня на Машкинском кладбище был похоронен первый глава Луганской Народной Республики Валерий Болотов. На церемонию прощания, которая проходила на Троекуровском кладбище, пришли родственники, друзья, сослуживцы и множество неравнодушных людей, которые проводили в последний путь человека, олицетворяющего все ополчение Донбасса.

фото: Евгений Семенов

Валерий Болотов был одним из первых, кто вышел на улицы Луганска и призвал народ Донбасса противостоять силам Майдана, свергнувшему власть в Киеве. Для жителей Донбасса он стал настоящим идолом и лицом сопротивления. Отказавшись от поста главы ЛНР по причине многочисленных ранений, полученных во время боевых действий, он переехал в Москву, откуда курировал поставки гуманитарной помощи в Новороссию. 27 января пришла внезапная весть: 46-летний Валерий Болотов скончался в своей квартире. Предположительно — от острой сердечной недостаточности, однако его супруга Елена не верит, что Валерий умер своей смертью. Она считает, что его отравили чашкой кофе, которую он выпил за несколько часов до своей кончины. Вернувшись из кафе, где он проводил деловую встречу, Валерий стал жаловаться на плохое самочувствие, а затем потерял сознание. По неподтвержденной информации, у Болотова взяли анализы, чтобы проверить версию его жены — результаты будут известны примерно через месяц.

На церемонию отпевания, которая проходила в поминальном зале Троекуровского кладбища, пришло более 100 человек. Львиная доля из них лично знали Болотова, а некоторые бок о бок с ним воевали против украинских военных. Кто-то, как например Сергей Голиков, служил вместе с ним еще срочную службу в конце 80-ых — начале 90-ых. Сергей вспоминал его, как простого и верного друга, как надежного боевого товарища.

«Мы вместе с ним служили в 103-ей гвардейской воздушно-десантной дивизии в Витебске. Это была особенная часть — мы были в подчинении у пограничных войск КГБ. Мы, можно сказать, были десантниками-пограничниками. В 89-ом году нас отправили на разминирование кинотеатра в Витебске. Там хотели реконструировать здание, но когда разбирали старую стену, обнаружили немецкий склад с минами и снарядами. Валера был замкомандиром взвода саперов-минеров. Офицеры разминировали, а мы встали в шеренгу и передавали снаряды друг другу, как вдруг Валера не поймал один снаряд и он упал на землю. После падения мина характерно щелкнула, все испугались, но нас пронесло — взрыва не было. В итоге мы вывезли около полутоны взрывчатки и уничтожили ее на полигоне. Нам потом выдали по 20 рублей, а офицерам по 60 — на тот период это были огромные деньги» — вспоминает годы службы Сергей.

После Витебска их пути разошлись — Болотов отправился на Кавказ, где в тот период начались активные военные действия в Нагорном-Карабахе.

Помимо старых братьев по оружию попрощаться с первым главой ЛНР пришли и те, с кем он начинал сопротивление в Луганске. Они говорили о нем, как о человеке отзывчивом и простом. «К нему мог подойти любой боец со своей проблемой. Он всегда выслушивал и помогал, чем мог. Он никогда не тянулся к власти, хотел лишь одного — дать отпор киевской хунте. Он не был звездой, но был надеждой все людей Донбасса», — произнес свою прощальную речь ополченец под позывным Батя.

Смерть одного из ключевых участников конфликта на Востоке Украины не могла обойтись без разговоров о том, какая обстановка сейчас царит на фронте. Тем более, что многие приехали почтить память Болотова именно оттуда. Вот что рассказал нам Валерий Васюков, позывной Дельфин: «Я воевал до лета 2016 года, но после серьезного ранения война для меня закончилась. Тем не менее, я регулярно связываюсь с друзьями и братьями, которые находятся на линии фронта. Сейчас ситуация накалена до предела. Укропы уже контролируют половину села Спартак. Мы находимся под постоянными обстрелами из установок Град. Наиболее активно ведут огонь по Ясиноватой, досталось и Макеевке с Донецком. Минские соглашения не работают — ВСУ постоянно ведет огонь по нашим позициям. У них в армии множество детей и молодых парней, которых вербуют для совершения диверсий. Пока этому ужасу не видно конца».

А вот, что рассказывает Людмила Братко, жительница Донецка:

— Донецк сейчас находится под сильнейшим обстрелом, жить там сейчас очень страшно. Половина города находится без света, постоянные перебои с подачей воды. Ситуация напоминает ту, что была в 2014-2015 годах, когда был самый пик конфликта.

Александр Шуев, житель Алчевска, рассказал, что :Минские соглашения показали свою несостоятельность. «Украина не собирается их соблюдать, если раньше они обстреливали нас в основном по ночам, то теперь открывают огонь и посреди бела дня. Первомайск практически полностью уничтожен — убивают не только ополченцев, но и мирных жителей. В родном Алчевске ситуация относительно поспокойнее — в данный момент занимаемся восстановлением разрушенных зданий.»

По словам же Юрия Грекова, командира разведподразделения, Украине сейчас надо показать активные боевые действия, рассказать всем, что у них есть потери. « Я с 2014 по 2016 годы регулярно находился на линии фронта. В данный момент постоянно поддерживаю связь со своими бойцами. Буквально вчера узнал, что под Светлодарской дугой погиб мой боевой товарищ, хорошим парнем был. Сейчас началась эскалация конфликта. Отрабатывать ведь кто-то должен, вот и устраивают провокации. По началу парни не отвечали на огонь, Минские соглашения надо соблюдать, но когда вас постоянно бомбят, тут сложно сдержаться. На днях смогли уничтожить две установки Град, из которых вели огонь по нам. Иногда действия со стороны украинской армии доходят до абсурда. Многие солдаты ВСУ воевать то не хотят, а их заставляют, угрожая расстрелом. Специально загоняют их на минные поля, чтобы гибли люди, а потом пишут отчеты, что столько то солдат погибло. По моему мнению, чтобы всему этому ужасу пришел конец — необходимо соблюдать минские соглашения.»

Смотрите фоторепортаж по теме:

В Москве простились с первым главой ЛНР Валерием Болотовым

15 фото

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: